Молодые, красивые, талантливые, харизматичные – без них невозможно представить современный музтеатр Симферополя. Каждая их роль – это маленькая вселенная чувств и откровений, это признание в любви своему зрителю. И такая любовь, безусловно, взаимна. В честь Дня театра, который отмечается 27 марта, специально для «Крымского театрала» Кристина Безумнова подготовила серию интервью с артистами Государственного академического. Ребятам она задала одинаковые вопросы – что для них самое сложное при выходе на сцену, какие спектакли сегодня нужно ставить в первую очередь, а еще о курьезных ситуациях в работе и о понятии «идеальный театр». 

Для Шамхала роль Орфея, которая вобрала в себя и светлую влюбленность чистого юноши, и грубую порочность ослепленного славой певца, стала одной из самых трудных в его репертуаре. Причем он продолжает ее дорабатывать и по сей день (премьера состоялась в мае 2017-го).  

В рок-опере «Орфей и Эвридика» очень сложный вокальный материал: должна быть высокая тесситура. Поэтому не каждый театр берется за это произведение. Но наш взялся – когда труппа удачно пополнилась таким великолепным тенором.  

Вообще Шамхал сыграл более 40 ролей на сценах разных театров. «Одна из важных ролей в моей жизни – Чино из «Вестсайдской истории». Это грандиозный белорусско-американский проект, на который меня пригласили еще студентом. Также одна из моих любимых ролей – маркиз Рикардо из «Собаки на сене», потому что здесь можно похулиганить», – признается артист. 

В крымском музтеатре Шамхал играет в спектаклях «Юнона и Авось» (Федерико – жених Кончиты), «Мост над рекой» (цыган Яшка), «Очень простая история» (Петух), «Дубровский» (француз Дефорж), «Покоренные любовью, или Виват, Франция!» (Леон), «Бал для Золушки» (кот-принц), «Чиполлино» (собственно, главный герой).– Шамхал, по Станиславскому, «театр начинается с вешалки». А с чего он начинается для тебя, образно выражаясь?

– Для меня театр начинается с тишины.

– Один известный человек сказал: «Актер – тот, кто ничего не умеет». Как ты это прокомментируешь?

– Думаю, этот человек прав, так как если актер говорит себе: «Я научился» – это дорога в бездну.

– Что для тебя самое сложное, когда ты выходишь на сцену?

– Бывает трудно избавляться от негативных мыслей. В голову постоянно лезут мысли, что я не справлюсь, забуду текст и т.д.

– На твой взгляд, какие спектакли сегодня нужно ставить в первую очередь – классические, традиционные или современные, нестандартные?

– Считаю, что без классики не было бы театра. Поэтому классические постановки нужно ставить в первую очередь. Ведь сейчас много режиссеров пытаются трактовать сюжеты по-своему, но суть в том, чтобы раскрыть замысел автора того или иного произведения.

– Что в зрительном зале способно тебя раздражать или огорчать?

– Меня раздражает многое. Но последнее время особенно – мобильные телефоны. Зрители, не стесняясь, сидят в них, мешая и окружающим, и актерам на сцене.

– Наверняка ты припомнишь хоть одну курьезную ситуацию, связанную с работой в театре. Расскажешь?

– Эти курьезы случаются почти на каждом спектакле. Но вот вспомнился случай на спектакле «Граф Люксембург» (Минск). Второй акт, мой персонаж якобы руководит сменой декораций: все это положено на музыку, то есть к концу музыки я уже должен убежать со сцены. Выносят последний атрибут – телефон, я его беру, кладу на место и… Только отбегаю от телефона – он падает с большим треском на пол. Я в недоумении быстро хватаю аппарат и кладу обратно, только отбегаю – он снова падает, и так несколько раз! И тут я замечаю, что мой костюм запутался в его проводе. Я начинаю распутывать – он еще больше запутывается. Музыка закончилась, выходят артистки играть свой эпизод. А меня-то на сцене уже не должно быть! Недолго думая, хватаю телефон и убегаю с ним за кулисы. А там на меня набрасывается помреж: мол, ты чего, телефон должен быть на сцене, на него сейчас будут звонить! И все, кто был за кулисами, кидаются помогать мне распутывать провод. Тут звукорежиссер по реплике включает звук телефона, а на сцене его нет! И опять недолго думая, снимаю с себя пиджак, который запутался в проводе, и выбегаю на сцену со словами: «Вот телефон!». В зрительном зале – смех, за кулисами – смех, а мне в тот момент было не очень смешно… (улыбается, – прим. ред.).

– Есть ли у тебя какая-то творческая мечта? Задумка?

– Конечно, иначе я не был бы артистом. Но я сохраню эту мечту в секрете, хорошо?

– Как скажешь;) Шамхал, а ты можешь себя представить человеком нетворческой профессии?

– Мне тяжело себя представить в другой профессии. Скорее всего, искусством я буду заниматься всегда. Ведь оно сидит глубоко внутри меня (улыбается, – прим. ред.).

– Что, по твоему мнению, не хватает нашему театру, чтобы он приблизился к идеалу?

– Я считаю, что нет идеального театра, так же, как и нет идеальных людей. Но нужно стремиться к этому. Нашему театру не хватает многого. Нехватка кадров – это одна из самых больших проблем. В Крыму, к примеру, нет консерватории, где бы обучали профессиональных вокалистов, хоровиков, дирижеров, музыкантов.

– В 2019 году планируется реконструкция музтеатра – он будет адаптирован под театр оперы и балета (Президент РФ обещал выделить на это 1,6 млрд рублей), чтобы появилась возможность «принимать на нашей сцене серьезных оперных артистов с их постановками». Как ты относишься к этой инициативе?

– Опера всегда и везде пользуется спросом. Но лучше, на мой взгляд, построить новый театр оперы и балета, чем реконструировать музыкальный. Допустим, закроют его из-за реконструкции на довольно длительное время – и где тогда спектакли показывать? Это ведь единственная нормальная сцена в Крыму. Нашему театру и так есть над чем сейчас работать.

СПРАВКА:

Шамхал Хачатурян, тенор. Родился в Армении, но семья эмигрировала в Беларусь, когда он был еще грудным ребенком. В 2013 году окончил Белорусскую государственную академию искусств по специальности «актер музыкального театра». Еще студентом его пригласили в Белорусский академический музыкальный театр солистом. Параллельно сотрудничал с драматическими театрами. В 2012-м в Минске появился новый театр – «Территория мюзикла», под руководством народного артиста России Геннадия Гладкова. С этим театром Шамхал сотрудничает и по сей день. С 2016-го начал работать в Государственном академическом музыкальном театре Республики Крым.

Кристина Безумнова
Фото предоставлены пресс-службой театра

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here